Оригинал: https://weagnosticsaa.org/my-story/

Часть 1: «В 70-е все были крутыми»

Я потерял веру и счастлив, изображение №1

Меня зовут Джон С., я алкоголик. Трудно поверить, что двадцать шесть лет назад я посетил первое собрание АА, и с тех пор остаюсь трезвым.

Обстоятельства, которые привели меня в АА, далеко не уникальны. Я был молодым человеком, чье пьянство быстро вышло из-под контроля. Это не случилось внезапно, как будто я мог пить нормально, а на следующий день вдруг проснулся алкоголиком. Оглядываясь назад, я вижу, что были предпосылки.

Я помню первое употребление как будто это было вчера – одно из моих самых ярких детских воспоминаний. Я не могу вспомнить свой первый хот-дог, первый вкус холодного чая или первую действительно хорошую чашку кофе, но я помню тот первый глоток вина в 1970 году. Это был ужин в День Благодарения, и моя мама подумала, что неплохо будет научить меня пить, как джентльмена. Она налила бокал вина, и я с удовольствием выпил. Мне понравилось, и что важнее – я стал чувствовать себя иначе. Будучи ребёнком, я еще не осознавал, что это было моей глубокой потребностью – изменить то, как я себя ощущаю. Во мне проснулось желание пить еще, я попросил добавки. Моя мама развеселилась, сказала: «Нет, нет, ты должен пить как джентльмен, вот так, понимаешь»? Нет, не видел. Я не мог этого сделать. Я никогда не смогу этого сделать.

Сегодня я понимаю, что для восьмилетнего ребенка ненормально пробираться в гостиную рано утром в воскресенье, и допивать алкоголь, оставленный взрослыми со вчерашней вечеринки. Ненормально десятилетнему так напиваться, чтобы на следующий день пропускать школу, но вот такой мой детский опыт. Фактически, я уже проявлял алкогольное мышление после первого эпизода пьянства в 1972 году, когда поклялся, что никогда больше не буду этого делать.

Я делал это снова. Я пил в старшей школе, чтобы преодолеть страх перед обществом, но это загнало меня еще глубже в изоляцию, я пил в колледже, чтобы устроить вечеринку и найти признание, но даже мои дикие братья по братству понимали, что мое пьянство было каким-то иным. В 19 лет я подумывал о вступлении в АА, но решил, что слишком молод, чтобы быть алкоголиком.

Сегодня я понимаю, что нормальные пьющие не сидят сложа руки, думая, стоит ли им идти в АА. Если вы достигли этой точки, то, по моему мнению, вы, вероятно, алкоголик.

Часть 2: «Горчичное зерно»

Я потерял веру и счастлив, изображение №2

Мой алкоголизм прогрессировал, я становился все более подавленным и отчаявшимся. Я ничего не знал о религии, родители никогда не настаивали на посещении церкви.

Лично мне религия казалась пугающей и немного жуткой. Помню, однажды мне сказали, что я сгорю в аду, если не приму Иисуса. Мне было около десяти лет, и я даже не понимал, что это значит. Принять Иисуса как своего Спасителя?

В 1980-х годах меня вдохновило изучение Библии, потому что каждый день по телевизору я видел передачи евангелистов. Я прочитал книгу от корки до корки, взял курс по Новому Завету на литературе и молился Иисусу о помощи. Я вспоминаю один конкретный эпизод из «Клуба 700» (религиозная телепрограмма), когда Пэт утверждала, что если бы я имел веру размером хотя бы с горчичное зернышко, Бог ответил бы на мои молитвы.

В других эпизодах Бог изгонял демонов, лечил болезни, делал людей счастливыми, но только если они действительно верили. Подростковым мозгом я понял: к черту горчичное зерно, что действительно важно, так это искренняя вера!

Когда мне был двадцать один год, моя мать покончила с собой передозировкой наркотиков, и я был с ней, наблюдая, как она убегает из этой жизни. Я изо всех сил молился, пока парамедики старались вернуть ее. Это было бесполезно. Либо у меня не было достаточно веры, либо Бог не очень любил меня, либо я просто не мог установить связь с создателем вселенной. Какой бы ни была причина, я отказался от эксперимента с Богом.

Через несколько дней после смерти моей матери кто-то предложил мне рюмку виски. Это была лучшая порция виски в моей жизни! Я почувствовал себя иначе, лучше, ко мне наконец пришло утешение. Виски стал моим любимым напитком в течение следующих пяти лет, но я никогда больше не испытывал чувства благополучия, которое принесла мне та рюмка в августовский день 1983 года.

В течение следующих пяти лет я большую часть времени был пьян, хотя всегда думал, что смогу как-нибудь взять это под контроль. За эти годы у меня накопилось три лишения прав из-за пьянства за рулем, и я испытал бесчисленное количество унижений. Почти постоянный страх и предчувствие беды нависли надо мной, как темное облако, и я вынес множество лекций и предложений помощи от моего работодателя, которому в конечном итоге не оставалось ничего другого, кроме как уволить меня.

Я никогда не забуду тот день в офисе менеджера по персоналу: под взглядом моего босса я открыто рыдал, говорил им, что просто не осознавал проблему, и что я пойду в AA за помощью. Они оба искренне пожелали мне всего доброго, когда я покинул их компанию.

Часть 3: : «И всё равно я возвращался»

Я потерял веру и счастлив, изображение №3

Я пришёл первым и сел у двери. Прямо напротив меня висели Двенадцать шагов и Двенадцать традиций. Я видел их впервые. «Мы признали, что бессильны перед алкоголем – что наша жизнь стала неуправляемой». Хотя формулировка была несколько странной, она идеально описывала мою жизнь в то время.

Я действительно был бессилен перед алкоголем. Я боролся с ним всю свою жизнь, он меня разрушал. Я боялся выпить снова, но был уверен, что в конце концов сделаю это.

Больше всего я боялся оказаться в тюрьме. Я уже ночевал в КПЗ, но теперь я думал о городской тюрьме, которую по неизвестной причине все называли «фермой». Ой, ты собираешься на ферму?

В комнату вошел мужчина с кофе, пожал мне руку и представился. Вскоре к нам присоединились и другие. Они устроили мне «первую встречу». Они обошли комнату и представились: «Меня зовут такой-то, а я алкоголик». Это ошеломило меня. В течение многих лет я отрицал алкоголизм, и когда другие называли меня алкоголиком – я раздражался, но эти люди совершенно спокойно представлялись алкоголиками.

Они рассказывали мне свои истории, и хотя каждая из них была уникальна, всех нас объединял ужасающий опыт потери себя, потери контроля над собственной жизнью. Но эти люди казались такими добрыми, такими спокойными. Я чувствовал себя как дома, ощущал облегчение и радость.

В конце собрания они жестом пригласили меня в центр комнаты, где образовали круг, взялись за руки и молились: «Отец наш, сущий на небесах, да святится имя Твое…». Разумеется, я знал эти слова, но впервые в жизни я держался за руки и молился вслух с другими людьми. Я помню смущение, нежелание быть увиденным, дискомфорт, но будучи в отчаянии, я делал то, что мне говорили. И вот уже я молился каждый день, как будто был самим Билли Грэмом (телепроповедник).

Первые год или два трезвости были трудными, но постепенно становилось лучше. Я встречался с новыми друзьями в АА из всех слоев общества и делал удивительные открытия о себе. Говорили, что я могу выбрать свое собственное представление о высшей силе, что не нужно верить ни в какую религию или в чьи-либо представления о Боге.

Тем не менее, на собраниях многие люди подчеркивали, что важно начинать свой день, на коленях прося у Бога трезвости, пойти на собрание, позвонить спонсору и ночью вернуться на колени, поблагодарить Бога за еще один день трезвости.

Они говорили, что просто нельзя напиться в тот день, который ты начал с мольбы на коленях, что так не бывает. Иногда я задавался вопросом, правда ли это, действительно ли они делали это каждый день? Я не мог этого сделать. Правда ли, что после молитвы никто не напивался? Откуда им знать?

В очередной раз я осознал, что когда дело доходит до отношений с Богом, я очень мало понимаю, но меня всегда вдохновляли хорошие люди в АА, они напоминали мне: «притворяйся, пока не получится». Что может быть проще?

Часть 4: «Жизнь гуру АА»

Я потерял веру и счастлив, изображение №4

Я изучил нашу книгу «Анонимные алкоголики», также известную как Большая книга, со своим спонсором. Я знал её почти наизусть, часто встречался со спонсором и постепенно продвигался по шагам. Я нёс послание трезвости страдающим алкоголикам.

Я посетил центры детоксикации, больницы, тюрьмы, и проч. Я все это видел. Я близко переживал алкоголизм во всем его безобразии. Я был, как сказано в Большой книге, «на огневом рубеже».

В первые годы работы в АА я довольствовался тем, что просто не пил и не попадал в тюрьму, но со временем я начал искать «эмоциональную трезвость». Я «делал действия». Людям нравились мои речи на собраниях.

Затем, после десяти лет моей трезвости, неожиданно умер мой отец. Его смерть ошеломила меня. Мой отец был профессиональным военным, ветераном войны во Вьетнаме, свободно говорил по-немецки и обожал Шекспира. У него был взрывной характер, когда я рос, и я боялся его большую часть своего детства. Наши отношения наладились, когда мы оба по-новому узнали друг друга.

Я был с ним, когда он умер. Потребовалось три дня, чтобы какой-то вирус, который он вдохнул в легкие, победил его. Я наблюдал, как он переживает процесс смерти. Я увидел в его глазах страх, за которым последовала отчаянная борьба за жизнь и, наконец, принятие своей судьбы. Мы сказали друг другу: «Я люблю тебя», он закрыл глаза, и всё.

После его смерти я понял, что в жизни я ещё многого не добился, а время ускользает. Мне было тридцать шесть лет, и я все еще не окончил колледж, никогда не был женат, никогда не имел собственного жилья и никогда не зарабатывал много денег. Вскоре я бросился бешено менять все это.

Я поступил в колледж, благодаря Интернету стал ходить на свидания и обнаружил, что провожу в залах АА меньше времени, чем раньше. Через два года я получил диплом, купил дом и у меня были постоянные отношения. Еще через пару лет я купил свою первую новую машину, у меня была хорошая работа в собственном офисе, и я сделал предложение жене в тот же день, когда получил степень магистра.

Я вступил в новую фазу жизни. АА больше не было центром моего существования, но оставалось частью меня. Однако теперь я стал подвергать сомнению всё, что точно знал прежде.

Часть 5: «Бог не велик»

Я потерял веру и счастлив, изображение №5

Моя жена – первая атеистка, которую я хорошо знал. Она совсем не похожа на тех атеистов, о которых мне рассказывал спонсор в АА. Он часто говорил: «Атеисты – одни из самых несчастных людей, которых я когда-либо знал».

Что ж, моя жена – один из самых счастливых людей, которых я когда-либо знал. У нее хорошее понимание того, что правильно, а что нет, она любит людей, животных и хорошие книги, и она наслаждается жизнью в полной мере. Когда окружающие излишне драматизируют, в том числе и я, она остается удивительно спокойной. А она атеистка!

Не знаю, почему, возможно, это было под влиянием моей жены, но я читал книгу Кристофера Хитченса «Бог не велик». Я много раз видел Хитченса по телевизору, и, честно говоря, мне он не очень нравился. Он казался неухоженным и напыщенным, выглядел как будто пьяным. Сейчас я к нему так не отношусь.

Хотя я довольно скрытно читал эту книгу и, конечно, не мог бы и мечтать поговорить об этом с моими друзьями из АА, это изменило мое отношение к религии, духовности и АА.

Мой аппетит разгорелся еще больше. Затем я прочитал «Бог-иллюзию» Ричарда Докина и заинтересовался эволюцией и устройством Вселенной. Чем больше я узнавал о природе, тем больше осознавал, что напрямую связан с ней. Я обнаружил, что эта реальность намного прекраснее, чем лучшая история, придуманная какой-либо религией.

Волнение от этого нового открытия было похоже на американские горки – волнующее, но пугающее. Полжизни я провел в АА, рассказывая о сверхъестественной высшей силе и духовном опыте, и как здорово, что АА было не религиозной программой, а только духовной!

Теперь я прошел точку невозврата. Я не хотел иметь ничего общего со сверхъестественным или Богом. Но как мне было работать по программе? Хотя АА больше не было центром моей жизни, это была опора, на которой я построил новую жизнь, и теперь я больше не верил или даже не хотел верить многому из того, о чем я говорил так много лет. Я потерял веру… Да, к счастью, так оно и было.

Я продолжал посещать собрания АА, и, когда тема носила особенно религиозный характер, как это часто бывает, я говорил что-то вроде: «Я действительно не верю в сверхъестественного Бога», и замечал несколько неодобрительных взглядов, хотя это могло быть моим воображением.

По большей части я оставлял свой атеизм при себе, но, к счастью, есть член моей домашней группы, Джим К., открытый атеист. Я знаю его много лет, и могу рассказать о моем недавно обнаруженном недостатке веры. По крайней мере, теперь в АА есть один человек, с которым я действительно могу быть собой.

Часть 6: «Мы, агностики»

Я потерял веру и счастлив, изображение №6

В Большой книге есть глава под названием «Мы, агностики». Именно в этой главе агностиков и атеистов пытаются убедить, что вера в высшие силы практична, и что выздоровление от алкоголизма возможно только через духовный опыт. Согласно этой главе, вся цель книги Анонимных Алкоголиков – «помочь читателю найти силу более могущественную, чем он сам».

Далее идет аргумент, что если «грузчик в 1939 году, читая в газете о полете на Луну, без труда верит, что это правда, то и мы не должны сомневаться в вопросах духовного мира». Как будто у научного прогресса и духовности есть что-то общее.

Глава завершается рассказом об атеисте, который доходит до алкогольного дна и говорит себе: «Кто я такой, чтобы говорить, что Бога нет»? К счастью, Бог возвращает этому человеку здравомыслие. История основана на опыте реального человека, первого атеиста-члена АА Джима Б., но описание в Большой книге несколько отличается от реального рассказа Джима.

Я даже не могу сосчитать количество встреч, на которых я внимательно изучал эту главу от начала до конца. Очевидно, это было до Хитченса. Теперь я считаю эту главу совершенно абсурдной и полностью противоречащей моему мировоззрению. Я никогда не был фундаменталистом «Большой книги», но всегда придерживался идеи, что есть Бог, он хочет сохранить меня трезвым, если только я правильно отнесусь к нему. Сегодня я считаю, что для моей трезвости гораздо лучше основываться на чем-то реальном, на моем товарище, выздоравливающем от алкоголизма, чем полагаться на милость какого-то Бога.

Когда я узнал, что есть группы АА, состоящие в основном из атеистов, агностиков и вольнодумцев, мне показалось странным, что они назвали свои группы в честь этой главы, но теперь всё встало на свои места. Я рассматриваю это как декларацию независимости атеиста-алкоголика: эта глава оставляет нас неубеждёнными. Мы по-прежнему агностики и трезвы.

Узнав о встречах атеистов АА, проходящих по всему миру, я начал искать в Интернете дополнительную информацию, и мои поиски привели в сообщество атеистов АА в соц.сети «Google+». Одна из участников, Р.Дж. Р. рассказала мне о съезде, посвященном агностическим группам АА. Я встретил ее в Омахе и прекрасно провел время, рассказывая об атеизме, АА, Большой Книге, будущем АА, да обо всём! Я был полон энергии и воодушевлен АА, и я с нетерпением ждал наших еженедельных онлайн-встреч.

Теперь АА имеет для меня ещё бОльшее значение, ведь я могу свободно думать о шагах, не чувствуя себя в жёстких рамках. Выздоровление реально при удалении сверхъестественного аспекта.

Фактически, я начал изучать Большую Книгу, вычеркивая язык Бога, как Томас Джефферсон сделал с Новым Заветом, удаляя сверхъестественное, но сохраняя хорошее и практичное (справка: «Будучи президентом США, в свободное время Джефферсон скомпилировал собственный вариант Нового завета, создав так называемую «Библию Джефферсона». Он писал: «То, что у меня получилось, — это самый возвышенный и благотворный моральный кодекс, который когда-либо предлагался людям»).

Изменяя текст, я обнаружил, что без большей части духовного языка можно обойтись. Многие абзацы читаются как полностью светские до тех пор, пока в конце излишне не добавляется религия. В Большой Книге много хорошего. Хотя язык более чем устарел, он все еще соответствует опыту алкоголиков, и я действительно верю, что программа АА работает и помогает многим людям. Я просто чувствую, что еще многим можно было бы помочь, если бы не то, что я считаю сверхъестественной чепухой.

Джим К., мой друг и соратник-атеист, и я договорились начать нашу собственную встречу АА «Мы, агностики» в Канзас-Сити. Сначала мы посетили такую же группу в Лоуренсе, штат Канзас. Эта встреча была глотком свежего воздуха. Я почувствовал, как будто с меня сняли тяжесть, что я наконец смог расслабиться. Это были люди, с которыми я мог общаться не только как алкоголик, но и как человек, предпочитающий светский подход к АА.

Наша небольшая группа в Канзас-Сити начала существование. У нас есть удобное место для встреч в церкви Всех Душ и основная группа людей, верящих в это начинание. В ноябре я поеду на Международную конференцию АА «Мы, агностики и вольнодумцы». Я очень рад встрече с этими людьми со всей страны и всего мира (только сейчас начинаю знакомиться с ними в Интернете).

Отрывок из Большой книги описывает АА как место, где «вы избавитесь от забот, скуки и беспокойства. Ваше воображение загорится. Жизнь наконец-то будет что-то значить. Впереди самые приятные годы вашего существования. Так мы находим общение, и вы найдёте».

Это может звучать немного глупо, но выражает мои чувства к АА сегодня и к светским группам АА, которые процветают в городах по всей стране.

Просмотров: 87

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *